на игра танке.су

2017-09-22 11:53




Девольвация - это когда всех владельцев Вольво расстреляют, а деньги пошлют на зарплату шахтерам


Деньги - зло, но сколько на них можно накупить добра.






Йо-хо-хокку 74 * * * * * Нам для того, Чтобы друзьями остаться, Не мешало б сперва переспать. * * * * * Единственный беспорядок, Который позволит жена – Если будешь сорить деньгами. * * * * * Пожалуйста, будешь когда Из себя выходить, Закрывай за собою рот. * * * * * Если жизнь у тебя дерьмо, Оглянись, для кого Она является удобрением. * * * * * Руки убрал! Отвали! Перестань! Люди смотрят. Нежнее. Ниже. Ещё. * * * * * За ошибку недавно ещё Просили прощенья. Теперь поголовно – откат. * * * * * Из-за стола вставать нужно С чувством легкого недоедания. А я – с чувством легкой вины. * * * * * Лучшее в моем бывшем, Что было за восемь лет, Именно слово «бывший». * * * * * Телевизор последней модели Умней вместевзятых хозяев. Интересно, кто кого смотрит? * * * * * Скидки – это когда всем видно В два раза задранный ценник. А в четыре – зачеркнут сверху. © Дубовик Сергей


Пони бегает по кругу Не знаю, как сейчас, а раньше в Московском зоопарке недалеко от перехода со старой территории на новую всегда стоял маленький, размером с деревянную лошадку, пони с фотографом. На пони сажали маленьких детей, фотограф их щелкал и через полчаса выдавал фотографии. Пони был смирный, флегматично-меланхоличный, с вечно опущенной головой с длинной гривой, поэтому детей на него сажали без опаски. Он напоминал скорее даже не лошадь, а ослика Иа из нашего бессмертного мультфильма про Винни-Пуха. А рядом был большой круг, по которому пара больших красивых коней катала детей и взрослых в разукрашенной повозке. Мы ходили в зоопарк с первой дочкой, потом со второй. Ничего не менялось - пони все так же неподвижно стоял с грустно опущенной большой головой, кони все так же катали посетителей по кругу. Теплым весенним днем мы с дочкой в очередной раз поехали в зоопарк. Обошли старую территорию и уже подошли к переходу на новую. И тут сзади раздалось восторженное ржание. Мы обернулись и увидели незабываемую картину - пони удирал от фотографа! Он скакал, подняв голову и задрав хвост, грива развевалась по ветру, и громко ржал, как настоящий жеребец. И столько радости было в этом ржании! За много лет я ни разу не слышал, что этот пони издал хотя бы звук, он всегда был безмолвным. И тут он, видимо, отрывался за все годы молчания. Даже бегущий следом фотограф с криками "Стой!" не мог его перекричать. Крики слышали не только люди, но и кони. Они остановились, перебирая ногами, и тоже громко заржали. Я думал, они сейчас побегут следом, но кучер уже сильно натянул вожжи, не позволяя им двигаться. Им оставалось только ржать. В этом крике была слышна поддержка пони, радость за него и даже легкая зависть - он так смог, а они - нет. В этот момент остро ощущалось, что и высокие стройные кони, и маленький нелепый пони - абсолютно одной породы. Пони вместе с бегущим следом фотографом убежал по кругу за какое-то препятствие и пропал с виду. Мы увидели его в следующий приезд на том же месте. Пони стоял, все также флегматично опустив голову, а на него один за другим сажали маленьких детей. Но теперь я знал, что за этой флегматичностью и неказистой внешностью скрывается свободолюбивая душа романтика. Мамин-Сибиряк (с)